.    Начнём с того, что в законодательстве многих развитых государств есть подобная процедура. Если у человека нет документов или же не удаётся его идентифицировать, позвонив в вызывающую доверие организацию, то сомнения в честности субъекта могут быть не беспочвенны. Кроме того в экстренной ситуации, что и является определяющим,  сотрудники правоохранительных организаций в силу трудоёмкости формальных процедур ещё не готовы к предъявлению обвинения, поэтому появляется соответствующая разрешающая изоляцию статья закона. Но что, если срок задержания подходит к концу, а далее следуют извинения с оправданиями, аргументированными схожестью личности с каким-то разыскиваемым преступником, обстоятельствами? Время – деньги, да плюс ещё и моральная сторона дела. Если не будет письменных доказательств обоснованности содеянного, то законодательное право, сложившееся в силу необходимости выполнения служебного долга (!), теряет свой смысл. Таким образом отсутствие соответствующих аргументированных записей в оперативном журнале следователя, объяснительной является поводом для обжалования в судебном порядке. Право возникает исключительно из служебного долга, а не по личному желанию «правдолюбца»! Пусть отвечает за ошибку перед гражданином, как это делают все другие, а уж суд разберётся в обстоятельствах произошедшего.